Стоит ли говорить с ребенком о сексе?

Надо ли говорить с детьми, особенно маленькими, не подростками, о сексе? С одной стороны, а есть ли смысл умалчивать? Все равно ведь при нынешней информированности населения, сам рано или поздно узнает. Или добрые друзья-приятели донесут до него эти сакральные знания. Так, может, лучше уж пусть услышит об этой стороне жизни от родных и близких людей? С другой стороны, а какой в этом плюс, если все равно он уже узнал, а вы будете чувствовать себя идиотом, рассказывая ему истории из жизни пестиков и тычинок? Я сейчас имею в виду именно секс и его физиологические подробности, а не сами отношения между мужчиной и женщиной.

Лично я о том, чем именно занимаются мужчина и женщина, узнала вовсе не от родителей, а от одной своей продвинутой одноклассницы, которая в третьем классе шепотом на переменке мне сообщила кто куда что засовывает. И, признаться, не сильно в это поверила. Глупость какая-то. И еще очень долго считала, что забеременеть можно и от поцелуев «в засос». К слову, проблем с сексом у меня никогда не было. И я не очень четко представляю, что бы изменилось, если бы в начальной школе об этом таинстве мне поведала мама на примере тех же пресловутых пестиков и тычинок.

Со своим сыном у меня первый разговор состоялся достаточно рано, и вовсе не по моей инициативе. И случилось это в ту милую пору, когда он учился в первом классе, то есть сыночке моему едва исполнилось семь лет.

Звонит мне как-то его учительница и спрашивает так аккуратно, не могли бы Вы, мол, уважаемая, зайти ко мне для приватного разговора, потому как имеет место проблема.

Ну, отчего ж не зайти, раз так вежливо приглашают? Захожу.

Учительница так с подозрением на меня смотрит и говорит.

— Понимаете, вчера на продленке случился у нас инцидент. С вашим сыном и еще одной девочкой из параллельного класса. Видите ли, они вчера в туалете пытались заняться СЕКСОМ.

Я, хорошо, что присесть успела. А то бы упала прямо перед учительницей.

— А вы, — говорю, — ничего не путаете? Моему сыночке всего семь лет исполнилось. Мне кажется, что это даже технически невозможно.

— Ну, просто их застали в туалете, когда Даня ваш собирался снимать штаны…

Сказать, что я удивилась, это сильно погрешить против истины. Пока я шла домой, у меня была только одна мысль: «Откуда?». Вот как-то не готова я оказалась к разговору про секс с первоклассником.

— Милый, — осторожненько так спрашиваю сына. – А что это за история с девочкой в туалете?

— Да все нормально, мам, — отвечает.

— А чем вы там, простите, собирались заниматься? – не отстаю я.

— Так сексом же, — радостно отвечает мой сын и смотрит на меня невинными глазами.

— А-а-а! – говорю я и понимаю, что ничего не понимаю. И с разговорами про пестики и тычинки я явно опоздала.

Нет, с одной стороны, слава богу, что сексом, а не ритуалами жертвоприношений адептов сатанинской секты. А с другой, как-то рановато, на мой взгляд.

— Короче, Даня, если ты не хочешь потерять свою мать, то ради всего святого, расскажи мне, как все было, по порядку.

— Ну, мы с Олей разговаривали о сексе, — Даня произнес это таким тоном, словно сообщал мне, что они с Олей разговаривали о погоде или о последней контрольной по математике. – Ну, она спросила меня, что такое секс…

— А ты знаешь, что такое секс? – спросила я, затаив дыхание.

— Конечно! – уверенно ответил Даня.

«Ничего себе!» — поразилась я.

— И что это? – выдавила я из себя, приготовившись к худшему, то ли к подробной научной лекции и половой жизни «хомо сапиенсов», то ли к тому, чтобы ощутить себя тем самым отцом из анекдота про Вовочку. Ну там где: «Беседовал с отцом о сексе. Дуб дубом».

— Ну, это когда двое, мужчина и женщина лежат вместе, в одной постели. Голые! — вывалил на меня Даня свои знания.

И ведь не поспоришь. Действительно, лежат голые мужчина и женщина в одной постели. Дальнейший допрос убедил меня в том, что никакими другими сведениями о сексе, к счастью, Даня не располагает. Немного успокоившись, я все же решила уточнить:

— Солнышко мое! А объясни мне, зачем же ты снимал штаны?

— Так она не понимала, — терпеливо разъяснял мне Даня. – Ну, я и решил ей показать.

Детали, я не стала уточнять, во избежание, так сказать, нервных потрясений. Я просто стала объяснять, что это, вообще-то не совсем, секс, вопрос это сложный, и обсуждать технические детали нам с ним еще рано.

— Я тебя только об одном прошу, — закончила я свою пламенную педагогическую речь. – Пожалуйста, не надо предлагать заниматься этим девочкам! Ну, хотя бы еще лет десять.

— Ладно, не буду, — согласился Даня.

Через какое-то время я все-таки решила уточнить, возымело ли это результаты, и спросила сына.

— Ну что, тебе все понятно? В чем заключалась твоя главная ошибка?

— Конечно, мама!

— И в чем же?

— Не надо было снимать штаны!

И хотя формулировка немного спорная, я ей удовлетворилась.

С тех пор на эту тему мы с Даней не говорили. И, я думаю, что это правильно. Сыну моему идет шестнадцатый год, он имеет доступ в интернет, и, думаю, далеко продвинулся в этой области с первого класса.

Мой выбор – события форсировать не нужно. Возникают вопросы, отвечать, вкратце и не делаю акцент на физиологических подробностях. Не возникают – молчать. В нашем современном обществе нет проблем с информацией о сексе.

Существует много разной литературы, адаптированной для детей чуть ли не шести лет. Честно скажу, меня эти книжки несколько пугают. Или вызывают гомерический смех. В отдельных случаях брезгливость.

«Как же так? – спросите вы. – Ведь это такая интимная тема. Кому же еще донести ее до ребенка, как ни родителям, его самым близким людям?»

Я отвечу. Ничего ужаснее, чем разговора со своей мамой о сексуальных подробностях я себе не представляю. Разве что, такой же разговор с папой.

В крайнем случае, просвещение – вопрос профессионалов. Хотя, как показывает практика, к этому времени основное дети знают, и попытки учителей донести им в научной форме некоторые аспекты, встречают похабным хихиканьем.

И да, мое любимое. Цель воспитания – не запрещать, учить и лепить из ребенка личность, как ты ее сам себе представляешь, а помогать и аккуратно корректировать перекосы, если они возникают. Это немного рискованно, но только так можно вырастить из ребенка самостоятельную личность, как я считаю.

Так что я свой выбор сделала. Правильный или нет – не знаю.

 

Автор: Евгения Букреева

Comments Closed